miu mau (miumau) wrote,
miu mau
miumau

Category:

Возненавидела своих подопечных

Яна, здравствуйте!
Хочу спросить у вас совета. У меня наступило то, о чем я думала, что оно никогда не наступит. Наверное это банально.
Я хочу начать с того, что я живу в Германии - вы тоже тут живете, и вам должно быть поэтому понятно, как дорого то, чего мы добились, и почему так жалко бросать.
Я приехала сюда 30 лет назад, и работа по профессии мне не светила. Я - юрист. Все, кто приезжал в Германию, знают это. Заграничным дипломом юриста здесь можно подтереться. Можно теоретически работать в немецкой фирме, которая делает юридические дела с Россией, но фирм таких очень мало, а желающих очень много. И это означало бы - навсегда работать только в русских фирмах здесь, этого я не хотела.

Поэтому я искала что-то другое. Не буду описывать свой длинный путь, я что только не перебрала. Конечно работала в основном в проектах АБМ всякое. Последней станцией стал проект, в котором занимались с подростками и молодыми взрослыми, страдающими наркоманией. Подбирали с улицы, в том числе получали от "Kältebus" (для читателей - это автобус, который зимой подбирает бомжей, чтобы не замерзли), пытались пристроить куда-то ночевать, где тепло. Помогали найти еду, где искупаться, медицинскую помощь. Пытались предлагать помощь с документами, с оформлением куда-то, где будет прописка. А за пропиской следует социальная помощь. Но это все надо пойти и оформить, они сами в таком состоянии, что уже не могут. В общем, всем этим мы занимались.



Сначала я была молодой дурой. Вернее не такой уже молодой. Но наивной дурой. Я верила в лучшее в людях, мне сильно не хватало цинизма. Они примерно тысячу раз проговорили (в хорошие моменты с ними бывает) свои мечты, показали, какие они в душе хорошие люди, пообещали стараться. Рассказали, как с утра до вечера мечтают вернуться к нормальной жизни. И потом обманули, исчезли, прихватив все, что не было намертво припаяно к полу, похерили всю вложенную в них работу. Опять все пропили, прокололи, просрали. И потом их возвращали опять к нам с улицы. И так - миллион раз. Пока я не научилась, наконец, с кем я имею дело. Я делала ошибки начинающих. Эмоционально вовлекалась. Давала личный телефон и даже адрес. За все поплатилась, и выслушала "мы же тебе говорили".

К этому еще нужно добавить, что большинство, работающих в таких проектов - сами бывшие наркоманы, либо у них были родственники с такой проблемой. Чаще всего это - люди, у которых от наркотиков умер член семьи. Они это видели вблизи, причем весь путь, от начала до ужасного конца. Поэтому приходят в эту работу уже с определенным цинизмом и пониманием материи. А я пришла из другого мира. До этого я ни разу не общалась с наркоманами, ничего такого в моем окружении не было. Отсюда эта наивность и персоначальное непонимание материи.

Но, я быстро учусь. А главное - тут мне пригодилось образование. Да, что я учила дома, не пригодилось ни с какой стороны. Но вся эта работа - это бюрократия. А я в бюрократии - мастер. Я научилась, как проходить се бюрократические пути наибыстрейшим образом. Подружилась со всеми руководителями всех проектов, общаг, приемников, социальных проектов. Со всеми сотрудниками социала, биржи труда и так далее. И конечно я заметила, что каждый год наш проект выпрашивает какие-то бюджеты у сената, на которые мы плохо живем, и вечно всего не хватает. И я впряглась. Я изучила. Я обошла всех русских, у которых тут проекты давно, и они большие и жирные. Я выучила все ключевые слова, оформила все заявления, заполнила все сто тысяч бумаг нужными словами. И мы получили это. Большой проект от сената, с восемью нормальными зарплатами, на всех штатных, с нормальными деньгами для внештатников, с бюджетом на материалы. На сейфы, на помещение, на все, что надо. Все дали на три года, мы отчитывались наверное виртуознее всех проектов на свете. Потом продлили на пять лет. И теперь случилось то, о чем все мечтали - в очередной раз все деньги продлили на 10 лет.

Это - повод гордиться и радоваться. У нас теперь есть гарантированное рабочее место на 10 лет. Наш проект, которым мы сами управляем, в котором все продумано и выстроено опытными специалистами. Я выучила все волшебные слова, нам открываются все двери. Наши отчеты можно показывать на курсах "как выбить деньги из сената на свое любимое дело". И вся "бумажная работа" занимает совсем уже мало сил и времени, все поставлено на поток. Я прямо парила в этом потоке некоторое время, и сейчас парю. Но.
Работа состоит не только из бюрократии. Мы же еще работатм с людьми, и это - основное.

Я думала, что за последние 17 лет я уже все видела и ко всему привыкла, и действительно - ничего нового. Мы уже из такого говна, извините, людей доставали, ничему уже не удивляемся. Но тут вдруг случилось необъяснимое.

Была у нас девочка. Она к нам попала с улицы. Позвонили из больницы, потому что ее побили на улице, в больнице подлечили. Обнаружили, что она беременна. При этом бездомная и наркоманка. И позвонили нам, спросили, нельзя ли как-то помочь вернуться к нормальной жизни. Хотя бы из-за ребенка. Взяли, пристроили сначала в ночлежку. У нас и там свои связи, договорились на две недели. Потом воспользовались очень и очень редкой возможностью - таких мест у нас жутко мало, когда бездомным дают маленькую комнату в дешевом отеле на месяц. Это для бездомных самое большое счастье, удача. Конечно вели разговоры. Уговаривали немедленно слезать с наркотиков. В животе же ребенок. Она очень всего хотела, соглашалась. Договорились о месте в амбулаторной терапии. Приходили навещать, когда она возвращалась в отель. Я за руку водила в группу анонимных наркоманов каждый день. На ночных дежурствах она приходила скулить в наш проект, ее жалели. Потом она пропала. Мы конечно сразу поняли, что ей стало невыносимо, она плюнула на все, и пошла искать на улице наркотики. Через три недели - звонок из больницы. (Мы надели ей браслет с нашим телефоном на случай беды.) Она потеряла ребенка. Вернее ребенок умер у нее в животе, а в больницу доставили, когда нашли скрюченную на перроне. Опять разговоры, клятвы, терапия, вождение за ручку. Попытки восстановить документы, чтобы ее где-то постоянно прописали и выдали социальную помощь, оформили медстраховку. Потом она опять исчезла. Опять ничего нового. И это было сто раз. Она пропала в предпоследний день, когда заканчивалась договоренность о ее комнате. Мы договорились, что она могла бы переехать в другое место. Но когда пришли за ней, ее в комнате не было. Комнату вскрыли (срок аренды все равно кончился), и в комнате нашли другую девушку, мертвую. Видимо какая-то подружка. А "нашу" девочку не нашли, она видимо ушла на улицу наркоманить, и еще не попала ни в полицию, ни в больницу.

Прошло еще несколько недель. Живем. Работаем. Я после работы иду домой, традиционно заглядывая в известные места, где тусуются бездомные. Я иногда прохожу мимо, поглядываю, нет ли кого из знакомых, кто в каком состоянии, кто вернулся на улицу из "реабилитированных". И вижу ее. Валяется на полу в полубессознательном состоянии, грязная, ужас. Подошла, хотела поговорить: мы же все почти оформили. Сказала, чтобы приходила опять в проект, еще не поздно подать документы на социал, и можно вернуться в терапию. Есть место для ночевки. Она сидела на полу, вставать не стала (или не смогла). Когда я начала с ней говорить, она начала орать на меня истошным голосом. Я к этому тоже привыкла. Это тоже миллион раз было. И тут она берет, переваливается в мою сторону, и дергает меня за ногу. И я упала. Она буквально вырвала у меня почву из под ног, и я упала. Я не особо пострадала. Ушибла бедро и ногу. Вывозилась в грязи, но не сильно. Поднялась и ушла домой.

Дома конечно рассказала мужу. Он предлагал вызвать врача, но ничего страшного не случилось. Утром была в больнице - нога и рука целы, хотя болят. Ну, одежду в чистку, хряпнула я на ночь ликера, муж пожалел, выспалась. Утром получила больничный, хотя не настаивала. Ну ладно. Позвонила на работу, сказала что мне все-таки хреново, уж не знаю, почему так. И мне сказали что ну ладно полежи дома, раз больничный дали. И я, сидя дома эти несколько дней плюс выходные, начала чувствовать, что во мне что-то сломалось. Не могу. Ненавижу. Ненавижу. Все это не имеет никакого смысла. Все они одинаковые. Не надо вообще нигде вышибать никакие деньги, чтобы их откуда-то вытаскивать. Они не хотят вытаскиваться. Ненавидят нас. Мы им только мешаем заниматься своими делами. Более 90% рано или поздно просто умирают там на улице. Выгребают единицы, настолько редкие единицы. Ради вот этих полутора человек на миллион безнадежных - все вот эти наши старания? На это мы такую кучу денег выколотили? Чтобы тащить их с улицы в теплые и чистые помещения, а они оттуда бежали и бежали в свои подворотни к своим наркотикам, как из тюрьмы?

В общем. Я вернулась на работу, и не могу работать. Я не хочу им больше помогать. Не хочу. У меня как будто умерло все внутри. Я не хочу больше никого убеждать. уговаривать. Не хочешь - не надо. Ходила к психологу. Та сказала, что у меня травма, потому что эта наркоманка выбила у меня почву из под ног. А еще накопленная травма, которая от этого события себя проявила в полной мере. Она предложила травматерапию (долго). Но сказала, что лучше всего мне сменить работу.

И вот как, Яна, менять такую работу? В наше время, когда локдауны и наверное скоро финансовый кризис. Я - приезжая с ненужной профессией. С таким специфическим опытом. А тут - зарплата гарантированная на много лет вперед. И я знаю, как это продлить еще не один раз. Мне терапевт предложила такой вариант: договориться с коллегами, чтобы я делала только всю бюрократию, а с людьми больше не работала. Но так я делаю уже для проекта всю-всю бюрократию. Слишком хорошо и быстро делаю за 1/3 своего рабочего времени. Остальное время мне что теперь, сидеть без дела? Уходить с такого жирного места - ну неописуемо просто жалко.
И конечно же вы понимаете, что проект сенатский, но это проект. мы не государственные чиновники. Работай я в каком-нибудь социале, меня бы перевели на какое-то подходящее место до пенсии, нашли бы альтернативу. Но с такими проектами так не делают. Какую работу себе выбил, ту и делай. в проекте народу мало, между всеми работа была честно поделена поровну, и вот так оно работает.

Моя терапевт предложила провести сеанс супервизиона. Это когда приходят на работу и говорят со всем коллективом. Поговорили, я честно озвучила свою проблему. Две коллеги встали и признались, что у них то же самое. Наступило еще раньше. Только они промолчали, сжали зубы и дальше работают. Каждый день и каждую минуту люто ненавидя тех, с кем работают. Спокойно проговаривают свои тексты, что они могут предложить, что можно сделать. Точно зная, что се коту под хвост. Отрабатывают и идут домой. Потому что тоже очень дорожат этим местом. мне это никак не помогло. Наоборот, хуже стало. Это теперь мое будущее? Вот так работать?

А главное - я не могу понять, как так получилось. Я ТАК ХОРОШО адаптировалась на этой работе, мне нравилось, я чувствовала себя спокойным танком, который все разрулит. Мне казалось, что ничем уже меня не пошатнешь. И главное - история, которая случилась - в ней ничего нет выдающегося. На меня уже замахивались стульями, мне плевали в лицо, меня душили. Я всегда понимала что это - больные люди. Они не ведают, что творят. Отряхивалась и шла дальше. И сейчас отряхнулась и пошла домой. А дома вся рассыпалась. Почему вдруг? И неужели нельзя собраться еще раз? Опять включить дзен, цинизм и снежную королеву, и отработать еще свои лет 15 до пенсии?

Яна, как вы думаете - это можно починить? Как? Я понимаю, что я сменю работу, если очень надо будет. Но это так трудно, это такой стресс. Надо заново придумывать. что теперь делать. А я так хорошо устроилась. Так жалко терять то, что построила. Как это сохранить? Как вы думаете, есть шанс?

***

Здравствуйте!
Я не могу дать вам ответ на ваш вопрос - если даже профессиональный терапевт не может. Ну что я могу посоветовать? Пройдите терапию до конца. Соглашайтесь на травматерапию, многим помогает.Я не знаю, куда она вас приведет, сделает ли прямо способной снова работать на том же месте, но она может просто сильно облегчить ваше состояние. Помочь именно справиться с травмой. ее же все равно проработать надо. А там - посмотрите. вы уже честно поговорили с коллегами. Может быть они отнесутся к вам с пониманием, и дадут вам возможность пока побольше работать с документами, и поменьше - с людьми. Документация - важнейшая часть таких проектов. Моя мам семь лет в таком проекте проработала, поэтому я все про это знаю. То, что вы делаете - очень ценно дял всех. На этом держатся все зарплаты. Поэтому я думаю, что там можно договориться с тем, что вы это делаете сама, умеете лучше всех, и за это они постараются сохранить вам ваше место. При этом как можно больше отстранив вас от работы с людьми.

Кстати, не знаю, насколько это возможно в вашем случае. Но может быть можно расширить список услуг вашего проекта? Вот моя мама работала с детьми из трудных семей. Тоже непросто. Но там гораздо больше надежды. У этих детей еще есть шанс, и если ими заниматься, они часто начинают делать успехи, находят какое-то направление, в котором могут развиваться. И на это очень приятно смотреть. Там тоже не одни только истории успеха. Но процент тех, кого удалось спасти, гораздо больше. Может быть вы могли бы, не уходя с этого места, развить еще и такой проект? Заодно "прихватив" туда тех, кто тоже устал от работы с наркоманами. А ваше место в социальной части работы займут новички, которые еще не перегорели.

В остальном - мне кажется, что вы найдете новую работу. У вас есть суперспособность: оформлять сенатские проекты. Все тут знают, как это ценно. Такие проекты не кончаются, потому что каждый год разные сенаты выделяют деньги на социальную работу. Будь то спорт, искусство, здоровье или работа с любыми группами, меньшинствами и.т.д. Во-первых вы можете придумать себе совершенно новый проект, и начать его "пробивать", а потом перейти в него. Во-вторых - можете работать тем человеком, который выбивает деньги для чужих проектов. там, где люди дело придумали, а с бюрократической частью не справляются совсем.

И вы же супер мастер в узнавании всего, что тут кому положено или не положено, что можно как провернуть. Вот садитесь узнавать, как бы вы могли наиболее удобным и надежным способом перебраться из одной работы в другую. И пытайтесь потихоньку подружиться с мыслью, что вам наверное таки нужна другая работа.

Такое с кем угодно бывает. На любой работе можно выгореть. Любой челендж может просто себя исчерпать. в чем угодно можно разочароваться. Или просто устать. Я вообще поражаюсь, как в вот таких проектах люди десятки лет выдерживают.

В общем - предлагаю начать работать с этой мыслью, и, может быть, придумать какой-то план, как найти новую работу раньше, чем вы бросите предыдущую.
Желаю вам удачи! И восхищаюсь тем терпением, которое вы уже проявили на этом непростом месте работы!

Tags: вопрос-ответ, вопрос-ответ-2020, вопрос-ответ-профессия
Subscribe

Posts from This Journal “вопрос-ответ-профессия” Tag

promo miumau january 28, 15:00 8
Buy for 100 tokens
Я тут в конце года обиженно отказалась подводить какие-либо итога года, потому что ощущение от года было какое-то тоскливое и тяжелое. И меня всю дорогу преследовало ощущение, что я не сделала ничего. Нет, я все время что-то делала. Местами даже умудрилась ощутить выгорание, и иногда было ощущение,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 354 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Posts from This Journal “вопрос-ответ-профессия” Tag