?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост Поделиться
Все про меня и этот жж
miumau


Для тех, кто тут впервые: Я - Яна Франк, "живу" в сети очень много лет с псевдонимом Miu Mau.

Дальше обо мнеСвернуть )
Метки:
Подписаться на Telegram канал miumau

promo miumau august 9, 13:00 2
Buy for 100 tokens
Заказы принимаются до 19 часов 11 августа по местному времени. Это означает, что вы можете выбрать, что вам хочется купить, в нашем магазине http://www.belolap.ru, написать о своих пожеланиях на help@belolap.ru , и вам привезут желанное, и продадут из рук в руки очень скоро! Выдача - с 12 до 20…

Очень интересный дневник интересного человека!
респект за Вашу жизненную позицию и за те слова, которыми Вы ее выражаете!

Хочу с Вами подружиться!

Тигр~Живые фотографии

Привет, Предлагаю взаимоподружиться!!!!

Если кратко о своем журнале: мой журнал ZAVODFOTO.RU http://zavodfoto.livejournal.com/ посвящен промышленности. Что, как производится, где, зачем и почему именно так...фоторепортажи, экскурсии, история предприятий...да много чего есть...Приходите в гости... Я со своей стороны ВАС в друзья уже добавил ОЧЕНЬ давно...

Яна, доброго времени суток! Восхищена вашей деятельностью как иллюстратора и как автора замечательных книг! И вот решила почитать ваш ЖЖ! Добавляю вас в друзья ;) Вдохновения вам и всего хорошего)))
Валентина, дизайнер по текстилю из Нижнего Новгорода.

Яна, спасибо вам огромное за вашу крайнюю книгу. Вы самая настоящая муза-партизан, удивительно точное определение все-таки. :) Почитаешь, и хочется жить дальше. Спасибо!!

Яна привет!
Мне нравится твое мировозрение, начала читать тебя с писем и постепенно втянулась)
Я Галя, мне 25, живу в Москве, творю и люблю)

совершенно случайно нашла ваш дневник!
с огромным удовольствием буду читать!

ВРАЧ ИЛИ ПАЦИЕНТ?
«Время собирать камни и время разбрасывать камни, время обнимать и время уклоняться от объятий», - именно так цитировал пророка Екклезиаста незабвенный штандартенфюрер Штирлиц в культовом телесериале, памятном россиянам с андроповских времен. Уже тогда массовая советская интеллигенция, опускавшаяся на дно в связи с перепроизводством НИИ и всевозможных контор, которые занимались «оптимизацией управления народным хозяйством» (а, по сути, являвшиеся низкодоходными синекурами для доморощенной братии с высшим образованием), приступила к «переоценке всех ценностей». Бородачи с рюкзаком и с гитарой при свете костра пели нетленки Окуджавы и Визбора, а в своем конструкторском бюро, отложив в сторону чертежи какой-нибудь очередной заглушки, перепечатывали на казенной пишущей машинке книги Солженицына и Авторханова. Многие обзаводились даже собственными духовниками из числа «продвинутых» батюшек. Можно сказать, свершилось чаемое авторами «Вех» духовное очищение самосознания русской интеллигенции.
Значительная масса «трудовой интеллигенции» отбросила в сторону «нудный» марксизм-ленинизм и активно занялась «богоискательством», от переустройства мира в планетарном масштабе обратилась к «русской идее», «национальной самобытности». И вот грянула перестройка, а за ней – гайдаровские реформы. Тот, кто имел навыки какого-либо полезного ремесла или предпринимательскую хватку, выжил или даже достиг материального уровня «среднего класса». Остальные «идеологи» выстроились в очередь на биржу труда к единому заказчику – номенклатурному капиталу или к временным грантодателям («дети капитана Гранта, Джорджа Сороса птенцы»). Всякие прочие «духовные поиски» было предложено осуществлять исключительно за собственный счет.
Нищие учителя и преподаватели еще пытались по инерции «сеять разумное, доброе, вечное», но встречали полное непонимание со стороны учеников и студентов. «А ваш Пушкин даст мне новую квартиру?», «А Менделеев купит мне иномарку?» – задавало резонные вопросы молодое прагматичное поколение. Короче, рынок всех расставил по своим местам. Вернувшаяся на правах сырьевого придатка в «лоно мировой цивилизации» Россия уже не нуждалась в перепроизводстве интеллектуалов. Неотвратимая дебилизация населения развернулась полным ходом. Не прибегая к широким репрессиям, интеллигенцию чисто экономическими мерами «поставили в угол».
Разочаровавшиеся «корифеи пера, кисти и кинопленки» кинулись в другую крайность – стали плодить «чернуху» и «порнуху». И не сказать, чтобы их «шедевры» пользовались повышенным массовым спросом, но находились меценаты из числа нуворишей, готовые кинуть кусок «деятелям культуры», способным удовлетворить их эстетические потребности. Оказалось, что одной духовной свободой социально-экономические категории изменить невозможно, и «независимому художнику» приходится овладевать маркетингом по сбору пустых бутылок и пивных банок, выдерживать конкуренцию за право работать сторожем или кочегаром. Идеологическая вялость и бесхребетность современных «творцов» внесли свою толику в изменение климата эпохи: идеалы гуманизма всё явственнее вытесняются миазмами человеконенавистничества. Мизантропия становится нормой жизни, а не уделом отдельных чудаков-отшельников.
Если в начале прошлого века (к моменту издания «Вех») русская интеллигенция сложилась как своеобразный духовный орден, члены которого сохраняли сходные убеждения и идеалы, а, главное, разделяли жертвенную готовность служить им, то современные «образованцы» способны лишь заунывно стенать, но не в гордом одиночестве, а в плохо скрываемом осознании своей ненужности, эфимерности, проистекающей из их крайнего эскапизма. И «неча на зеркало пенять, коли рожа крива». Интеллигентские инвективы в адрес «неразумных масс», «ничего не понимающего народа», «быдла» отражают лишь потерю смысла существования самой интеллигенции, её разобщенности и неорганизованности, неумения ясно мыслить и поставить точный диагноз окружающей действительности. А слепые не могут вести слепых. И поэтому «врачам» следует сказать: исцелитесь сами.

ВЛАСТЬ – ЭТО ПАТОЛОГИЯ
«Коренной вопрос всякой революции – это вопрос о власти», - эту фразу отчеканил в 1917 году знаменитый Владимир Ленин. После этого в стране на 70 лет установилась «власть» Советов. А что такое, собственно говоря, «власть»? И в каком отношении она находится с государством?
Тот же классик оставил чеканную формулу: «Государство – это машина». На этом пока остановимся. Что же представляет собой эта машина, какие функции она выполняет. Перебрав все существующие определения государства, можно констатировать, что главная задача этой «машины» - производство справедливости в сложноорганизованном обществе. Если бы государство не стремилось к выполнению данной функции, оно бы уже давно было отправлено на свалку истории.
Но к пониманию справедливости человечество идет долгим сложным и извилистым путем, методом проб и ошибок. Само государство возникло не сразу и в своем развитии прошло множество этапов. Гениальный философ Гегель назвал государство «объективированной идеей». Попробую перевести формулу «сумрачного германского гения» на обыденный язык. Немецкий мыслитель показывал в диалектической логике, что на определенном этапе развития человеческого общества из него возникает и набирает силу новое образование – государство. Оно есть отделенное от общества и все более довлеющее культурное явление, не сводимое к простой сумме актов жизнедеятельности. В определенном смысле, государство – это аккумулятор всех высших достижений человеческого общества, надчеловеческий «настройщик», позволяющий гармонизировать социальные отношения и способствующий поступательному культурному совершенствованию. Государство существует как бы «само по себе».
Это не значит, что оно существует помимо общества, но оно и не сводится к нему. «Объективация» государства, то есть «освобождение» его от сугубо человеческих страстей и влияний проходит несколько последовательных стадий. Раннее государство предстает в форме восточной деспотии, в которой верховный владыка предстает единственным источником любого целенаправленного действия, и жизнь общества целиком подчинена его неограниченному произволу. В течении тысячелетий первобытная монархия развивается в сторону зачатка разделения власти и собственности, отделения общественной жизни от государственной. Это приводит к пониманию автономности закона и созданию абсолютной (просвещенной) монархии. Монарх и здесь является единственным источником власти, но его деятельность опирается на им самим установленные законы, и сам монарх обязан подчиняться этим законам.
Дальнейшее разделение государства и власти привело к формированию «правового государства». Теперь объективация государства достигает более высокого уровня. Система права довлеет над системой власти. Промежуточным этапом становится разделение властей – законодательной, исполнительной и судебной. Но фактически понятие власти уходит в анонимное пространство – в сферу публичного обсуждения и борьбы идей. Гласность диктует нормы поведения.
Правовое государство есть государство публичное, государство прозрачное, а вследствие этого – более влиятельное и более оперативное. Такова диалектика процесса.
Российское государство дефилирует в противоположном направлении. Разговоры о «слабом» государстве – это разговоры в пользу бедных. На самом деле государство деградирует, не решает общественных задач, а значит, отрывается от общества и начинает тотально противостоять ему, заменяя законность произволом. В ряде случаев речь идет уде не о сползании к абсолютной монархии, а прямиком – к восточной деспотии. Закрытость государства от народа означает отсталость и неэффективность. И когда начинают говорить «представитель власти» вместо «служащий государства», «противодействие властям» вместо «нарушение закона», то знайте, что средневековье уже наступило.