February 22nd, 2021

Муж в локдауне бьет

Яна, здравствуйте!

Я увидела пост про надежду и решилась написать. У меня то же самое, но дело очень серьезное. Мы живем в Германии три года, приехали с мужем из России. Он - программист, голубая виза. Детям 3 и 5, я не успела тут начать работать. У нас все было абсолютно нормально, пока не было локдаунов. Муж ходил на работу, я занималась детьми. И вот локдаун, мужа отправили в хоум офис.

Сначала все казалось нормально. Я утром детей кормила и шла на улицу. Гуляли, потом домой, готовить и кормить, потом играть, вечерком опять на улицу. Ну понятно, мужа мы начали раздражать. Он закрылся работать в спальне, во второй комнате мы с детьми. Или часто мы на кухне. Но кухня близко к спальне, и он рычит, что мы шумим и ему мешаем. Вечером я иногда беру маленького к нам в комнату, потому что он неспокойно спит, большому мешает. Вообще наша комната - спальня, но там есть стол, он за ним устроился работать, работает до ночи. У нас там телевизор. Я вечером хочу полежать посмотреть, но ему мешаю. Ладно, начала сидеть на кухне. Но в общем мы ему мешаем постоянно своим присутствием, он пытается работать, а мы шумим.

Collapse )
promo miumau january 28, 15:00 8
Buy for 100 tokens
Я тут в конце года обиженно отказалась подводить какие-либо итога года, потому что ощущение от года было какое-то тоскливое и тяжелое. И меня всю дорогу преследовало ощущение, что я не сделала ничего. Нет, я все время что-то делала. Местами даже умудрилась ощутить выгорание, и иногда было ощущение,…

Пока не умерла надежда, не хочется ее хоронить

И еще раз о том же. (Но это не нытье, это - размышления.) :-)

У меня есть знакомый Томас, мы с ним вместе ходили на реабилитацию. Он - слепой. Давно уже. Когда я ходила в школу зрения, он как раз решился завести собаку-поводыря. Это - очень серьезное решение. Но он работал и хотел быть мобильным, перемещаться по городу, без помощи жены. (Кстати работал он в ресторане, и теперь тоже безработный.)

Так вот, история его ужасна тем, что он долго и медленно терял зрение. И не было понятно, можно ли что-то сделать. Врачи пытались, пробовали одну технологию, потому другую. Каждый раз выжидали, помогло, или опять начнет скатываться. И так он очень много лет жил уже почти слепым, но отказывался учиться ходить с палочкой, и многим другим вещам учиться. Потому что он все еще надеялся, что вот сейчас - еще одна операция, и станет неплохо. И останется так. И он не станет слепым, а станет более или менее видящим. И каждый раз он спрашивал врачей, есть ли еще надежда? Они говорили, что вероятность, что все удастся починить, уменьшается с каждым месяцем. Но да. Какая-то надежда еще есть.

Collapse )